Семенко Татьяна
Андреевна
Биосенсорный психолог, ведущий преподаватель Института биосенсорной психологии по развитию направления биосенсорных психодисциплин в России и за рубежом.
Семенко Татьяна
Андреевна
Биосенсорный психолог, ведущий преподаватель Института биосенсорной психологии по развитию направления биосенсорных психодисциплин в России и за рубежом.

«Я обучаю людей широкому спектру биосенсорных практик: базовым начальным навыкам, пластике движения, силе звукообразования и культуре дыхания.


С октября 2016 года веду группу Подготовки Специалистов в Эстонии. С мая 2017 веду группу Подготовки Специалистов биосенсорной психологии в Санкт-Петербурге.


Моя специфика — это выездные учебные мероприятия. Как преподаватель Института, я обучаю людей во многих городах России: Воронеже, Белгороде, Томске, Новосибирске, Горьком, Москве. Также выезжаю с курсами и семинарами за рубеж: в Эстонию, Норвегию, Израиль, Финляндию, Германию, Испанию.


Я помогаю людям организовать учебные группы по биосенсорике в городах, где они живут. Если в вашем городе еще нет такой группы, вы можете обратиться с запросом на выездной семинар в наш Институт или принять участие в действующих выездных учебных мероприятиях».

«Я обучаю людей широкому спектру биосенсорных практик: базовым начальным навыкам, пластике движения, силе звукообразования и культуре дыхания.


С октября 2016 года веду группу Подготовки Специалистов в Эстонии. С мая 2017 веду группу Подготовки Специалистов биосенсорной психологии в Санкт-Петербурге.


Моя специфика — это выездные учебные мероприятия. Как преподаватель Института, я обучаю людей во многих городах России: Воронеже, Белгороде, Томске, Новосибирске, Горьком, Москве. Также выезжаю с курсами и семинарами за рубеж: в Эстонию, Норвегию, Израиль, Финляндию, Германию, Испанию.


Я помогаю людям организовать учебные группы по биосенсорике в городах, где они живут. Если в вашем городе еще нет такой группы, вы можете обратиться с запросом на выездной семинар в наш Институт или принять участие в действующих выездных учебных мероприятиях».

Знакомство с Татьяной Семенко
Отрывки из интервью и лекций
Области, в которых Татьяна Семенко помогает людям
Целительство

«Помогаю людям при болезнях тела и душевных переживаниях биосенсорными бесконтактными методами. Ещё до начала сеанса я просматриваю человека и вижу, что с ним происходит. Часто его проблема оказывается не там и не в том, на что он жалуется. В процессе беседы мы постепенно выводим область его проблемы «на поверхность». Далее определяем цель человека, и в соответствии с ней я начинаю работать с выявленной областью проблемы: меридианами, свечениями, клублением и иными подходами.

Моя задача — помочь человеку увеличить энергетичность. Когда энергетичность возрастает, организм сам начинает искать способы восстановиться. Можно сказать, что я создаю такие условия, чтобы к человеку вернулась радость.

Длительность целительства для каждого человека может быть разной. Кому-то помогу за одну встречу, для другого человека потребуется цикл консультаций, третьего возьму на длительное сопровождение на несколько месяцев.

Когда я исцеляю человека, то в процессе этого обучаю его базовым практикам самоцелительства. Если же он не настроен обучаться, то помогаю без обучения, но предупреждаю, что в будущем помощь целителя может потребоваться снова».

Телекинез

«С 2000 года я года занимаюсь телекинезом — бесконтактным движением предметов: вращаю подвесы и стрелку компаса, передвигаю мелкие предметы по столу и поверхности воды, меняю температуру жидкостей.

Телекинез входит в программу любого моего курса: я обучаю этому каждого, кто приходит ко мне.

Я выбрала телекинез как основную тему обучения людей, так как это самое интересное, что есть и было в моей жизни.

Телекинез перевернул всю мою жизнь, и это самое необыкновенное ощущение, которое у меня когда-либо было. Я осознала, что если человек сдвинул предмет, то он может «сдвинуть» любую жизненную проблему. Поэтому обучаться ему так важно».

Обучение биосенсорным практикам

«Кроме телекинеза, я обучаю людей широкому спектру биосенсорных практик: базовым начальным навыкам, пластике движения, силе звукообразования и культуре дыхания.

С октября 2016 года веду группу Подготовки Специалистов в Эстонии. С мая 2017 веду группу Подготовки Специалистов биосенсорной психологии в Санкт-Петербурге.

Моя специфика — это выездные учебные мероприятия. Как преподаватель Института, я обучаю людей во многих городах России: Воронеже, Белгороде, Томске, Новосибирске, Горьком, Москве. Также выезжаю с курсами и семинарами за рубеж: в Эстонию, Норвегию, Израиль, Финляндию, Германию, Испанию.

Я помогаю людям организовать учебные группы по биосенсорике в городах, где они живут. Если в вашем городе еще нет такой группы, вы можете обратиться с запросом на выездной семинар в наш Институт или принять участие в действующих выездных учебных мероприятиях».

Бизнес-консультирование

«Я не консультирую бизнесменов и предпринимателей по вопросам экономики, планирования или администрирования. Я — специалист по антикризисному сопровождению — индивидуальному и групповому.

Для меня бизнесмен — это в первую очередь живой человек, у которого за пределами его бизнеса — множество вопросов, задач и проблем. Ухудшающееся здоровье, сложности в семье — всё это подтачивает ведение бизнеса. Поэтому моя помощь бизнесменам, предпринимателям и управленцам заключается в жизневедении. В это понятие — «жизневедение» — я вкладываю следующее: поправляю здоровье, улучшаю взаимоотношения в семье и рабочем коллективе, вывожу из кризисов и учу с ними справляться. В результате у человека появляется избыточное количество энергетичности, растёт внутренний потенциал. Он обнаруживает, что для бизнеса появилось гораздо больше сил, времени и интереса».

Моя цель — продвижение

«Я стремлюсь к тому, чтобы биосенсорные подходы и инструменты биосенсорных практик продвигались по городам и странам. Стремление это исходит из огромной ценности, которую я вижу в наших подходах: они уникальные, честные, живые, конкретные и результативные. Я наблюдаю, как люди приобщаются к биосенсорной психологии и «заражаются жизнью», интересом к себе и окружающему. Я наблюдаю, как те проблемы, которые довлели над людьми, теряют актуальность, как огромная часть их осознания и сил высвобождается и позволяет им радоваться жизни.

Я ничего не обещаю человеку, не заманиваю рекламой и не гарантирую панацеи от всего на свете. Просто раз за разом я вижу, как человек благодаря нашим практикам сам находит скрытые возможности и ресурсы и начинает их применять. Он выявляет в себе ту сильную сторону, которая у него есть и которая является жизненной опорой. А я создаю условия для этого. Когда у людей оживают глаза и уходят проблемы — это огромное удовольствие. К этому удовольствию я стремлюсь».

Образование и награды

  • Доктор философии в биосенсорной психологии
  • Психолог по направлению «Современные аспекты психологического консультирования и исследования личности»
  • Преподаватель биосенсорной психологии
  • Мастер биосенсорных психодисциплин
  • Лауреат Международного конкурса «Современные аспекты психологии и педагогики» (ЮНЕСКО) 2012 г.
Статьи и публикации
Интервью с биосенсорным психологом Татьяной Семенко: «Состояние телекинеза — это миг, где рождается любовь»
Часть 1
Вопрос: Татьяна, Вы обучаете телекинезу людей. Почему Вы выбрали такие тематические занятия и стали преподавателем телекинеза?

Ответ: Я обучаю этому людей по причине того, что телекинез — это самое интересное, что есть и было в моей жизни. Это самое необыкновенное ощущение! Кто не знает, что такое телекинез — это бесконтактное движение предметов. И это реально перевернуло всю мою жизнь. Поэтому я выбрала телекинез, как предмет для обучения других людей.

Вопрос: Как именно Вы стали преподавателем телекинеза?

Ответ: Стала преподавателем, не предполагая, что я им буду. Вначале я понятия не имела, что такое телекинез, и зачем он мне нужен. Я прикоснулась к нему впервые, когда приобрела компас. Тогда на курсе в Институте биосенсорной психологии нам было дано задание овладеть телекинезом, в том числе, вращать стрелку компаса. На улице Зверинской был магазинчик «Спортивные товары», зашла я в него, и как-то на меня компас «глянул». Я его купила и на скамеечке в парке сразу же к нему прикоснулась. Для меня было удивительным то, что он откликнулся. Стрелочка не просто шевельнулась, а повернулась где-то на 90 градусов. Закрытый компас, под стеклом. Я не поверила, объяснила себе тем, что, возможно, это ветер, или что-то качнуло скамейку. Нашла другую, села, уже осознанно опустила компас перед собой, и опять — есть движение. Это реально был какой-то переворот.
Когда я прибежала домой, я уже ни о чём другом не думала, ничего другого не предполагала и не мечтала. Я опустила компас на деревянный табурет, села перед ним, и началось чудо — стрелка стала двигаться. Было такое ликование, такой восторг, который ни с чем не сравнить!.. Сколько лет уже прошло, порядка 10, а я это ощущение не могу забыть. И когда открылась дверь, и вошла дочь, я сказала: «Иди сюда, я тебе сейчас покажу, что я умею, что у меня получается». Когда она вошла, стрелочка остановилась, и движения больше не было. Но происходившее так меня вдохновило, что теперь я разделяю жизнь до этого момента и жизнь после этого момента. Так вот, жизнь после этого момента посвящена бесконтактному движению предметов. Я пыталась двигать всё, что только можно. Во всём, что было передо мной, я пыталась вызвать хоть малейшее движение. Однажды я была на даче, прошёл тёплый летний дождь, компас лежал на деревянной дощечке в траве. Я сижу и смотрю на стрелку компаса. Смотрю, ищу, договариваюсь, общаюсь и в какой-то момент рассеянным, расфокусированным взглядом вижу, как травинка шевельнулась. Это тоже меня заинтересовало. Смотрю на компас и жду, какой жучок выползет. Жучок не выползает. Червячок не выползает. И через какое-то время я поняла, что в таком сосредоточении я увидела, как растёт трава. Это был следующий восторг. То есть такое сосредоточение, такое внимание, такой акцент и интерес на предмете не прошёл бесследно, и я увидела, как растёт трава. Это были микродвижения травинки, но я это заметила. И с того момента я стала всё больше и больше замечать мелочей, которые совсем не являются мелочами.

Вопрос: Можно сказать, что так Вы открыли свои способности к телекинезу, или Вы замечали у себя способность к бесконтактному движению предметов ранее?

Ответ: Безусловно, это было раньше. Я этим владела, умела и делала всегда, но как и когда, не помню. Но здесь в Институте, когда Владимир Викторович Тонков сказал, что наша задача — движение предмета, вызвало ли это у меня вопрос? Скорее всего, нет. Вызвало ли это у меня удивление? Скорее всего, да. Но что за этим последовал такой глубокий, серьёзный интерес — это факт. Потому что тогда мы все возвращали себе себя. Наука сказала, что этого нет, нас этого лишили, и многие поколения жили без этого, и в какой-то момент мы обучались здесь возвращать себе своё. Телекинез — это как раз то моё, что принадлежало мне всегда, и будет принадлежать. Это определённое состояние, в котором открываются ресурсы, и по-другому туда не добраться. Очень часто люди задают вопрос: «А зачем мне это?» На этот вопрос я отвечаю: «Для того, чтобы жить. Чтобы вообще чувствовать себя, слышать себя, доверять себе, знать, что я — это я». Телекинез — это инструмент, и его можно применить в своей деятельности, жизни, везде.

Вопрос: А само обучение как происходило? Если можно описать немножко.

Ответ: Для меня это было в 2005 году на курсе Мистики. Это был курс, который реально перевернул всю мою жизнь, но тогда я ещё даже и не предполагала, как и чем это мою жизнь перевернёт. Открылась дверь, вошёл Владимир Викторович Тонков и сказал: «Будем готовить специальный тренажёр». Нам принесли колбы, бумагу, скотч, нити, карандаши, ножницы. Мы стали тогда впервые готовить предметы малой массы для телекинеза, то есть вот эти бумажные спиралечки. Мы делали их сами, никаких фокусов или подвоха, просто белый лист бумаги формата А4, скотч, фломастеры, нити шелковые и обычная стеклянная колба, куда можно поставить цветы. Более того, колбы были заклеены скотчем вокруг понизу, чтобы не было доступа воздуха, и эксперимент был чистейшим.

Через пару дней Владимир Викторович сказал: «Будет телевидение, 5-й канал, и ваша задача показать телекинез». Вот и всё обучение, нужно было сделать, никто ничего не объяснял. Была поставлена задача, а если задача поставлена, значит, никто из нас не имел права это не сделать. Если поставлена задача, значит, мы можем, умеем, и у нас это получается, нужно просто это вспомнить, достать и применить.

Вопрос: А какие-то сложности были на этом этапе?

Ответ: Были сплошные сложности, потому что — как это делать, чем это делать, откуда это брать?.. Непонятно. Это были сплошные сложности.

Вопрос: Как Вы их преодолевали?

Ответ: Преодолевали с помощью дыхания. У каждого человека есть дар дышать и культура дыхания, а также пластика движения и сила звукообразования. Вот это и применяли.

Вопрос: Экспериментировали?

Ответ: Безусловно, да. Всё, что только можно было: и с Этой стороны, и с Той стороны. И вспоминали, и страдали. И с предметами договаривались, как с детьми и как со взрослыми. И ругали их и угрожали им, что их накажем, что их в угол поставим.

Вопрос: И какая реакция была у предмета на это всё?

Ответ: Реакция реальная. Но для меня первым удивительным опытом был отклик предмета на мою просьбу. Было состояние такой безысходности, что всё — уже ничего не получается, и вероятность того, что не получится, очень велика. И в какой-то момент я в таком состоянии безысходности обращаюсь к бумажному отвесу, который я сама лично сделала: наносила на него черточки с одной стороны — зелёные, с другой — красные, белые и синие. В соседнем зале он стоит до сих пор. И я прошу его: «Ну, пожалуйста, повернись ко мне левым бочком синим», — и происходит что-то запредельное: медленно, медленно, медленно он поворачивается. Я не поверила, побежала в соседний зал, подышала, прибежала обратно и попросила: «А теперь ещё немного повернись», — и он опять поворачивается. Это было ликование. Когда Тонков вошёл, я сказала: «Эта бумажка, бумажный подвес, он меня слышит — это нереально!» У меня было очень чёткое ощущение, что я разговариваю с живым существом, что это живое существо меня слышит, видит и на меня реагирует. И это действительно так. Я до сегодняшнего дня предмет воспринимаю именно так: что живое существо, которое иное, чем мы, чем-то меня ощущает, я его чем-то другим ощущаю, но мы находим контакт, понимание, чувствование. Мы разговариваем какой-то миг на одном языке, а что это за язык, понять очень сложно, и объяснить науке очень сложно, но он есть.

Вопрос: А эта просьба была высказана вслух или мысленно?

Ответ: В тот момент — мысленно, но иногда я разговариваю и не мысленно, а вслух, как с человеком.

Вопрос: А если обратить внимание именно на Ваши занятия, то как оно проходит, когда Вы ведущая, и сколько обычно требуется времени человеку, чтобы у него что-то получилось сдвинуть?

Ответ: Сколько я ни проводила занятий как ведущая, абсолютно все они разные. Нет ни одного однообразного, однотипного обучения телекинезу. Если это продолжительные семинары — двухдневные по 6-8 часов в день, — то мы начинаем обучение с того, что для всех одинаково. Есть колбы, набор необходимых предметов для изготовления предмета малой массы. Я людям говорю: это у вас творческая мастерская, поэтому отнеситесь к этому моменту не наспех, а чрезвычайно бережно, аккуратно, с вниманием, с каким-то трепетом. Попробуйте не просто это начертать, не просто вырезать, а подойти к этому с каким-то чувством. Само это приготовление — это целый процесс, это общение, это адаптация человека, и занимает достаточно большой период времени. Затем предмет стоит несколько часов, а, может быть, и до следующего утра. Он уже подготовлен и адаптирован. Наблюдала неоднократно, как только открываются двери, учащиеся несутся к своему предмету, чувствуя родство к нему, как будто его ждёт что-то родное, своё. И, собственно говоря, там уже делать ничего не надо — тут же предмет откликается и двигается.

А если люди приходят в Институт, где уже есть готовые предметы, то обучение происходит по-другому. Там есть несколько колб с разными бумажными отвесами, разного цвета, разной формы, разного размера, колбы побольше, поменьше. Я предлагаю людям почувствовать пространство, сонастроиться с этими предметами и почувствовать, какой предмет позовёт, какой понравится, какой улыбнётся, какой отвернётся, какой мягче, какой жестче. Как правило, человек выбирает сам. Опять же какой-то период времени, если предмет переставили, он должен немного постоять. В течение получаса он уравновешивается, чтобы у человека не возникало никаких вопросов, что это якобы по инерции он двигается, и только после этого человек подходит к предмету. А эти 30 минут мы готовимся. Это могут быть дыхательные практики, занятия на расслабление, короткий разговор о том, что такое телекинез, ответы на вопросы. Идёт сонастройка с предметом. А насколько быстро или насколько долго происходит обучение, зависит от ряда обстоятельств: от самого человека, насколько он готов, заинтересован, хочет, сопротивляется или открыт. Очень часто сам человек себе мешает тем, что он очень хочет, суетится, ускоряет процесс, мимо проскакивает, или тем, что он очень важный, серьёзный или умный. У него может быть несколько образований, и вот он сидит и думает: «Ну, быть этого не может, физики сказали, что этого нет», и он пытается рукой шевелить, нет ли доступа к предмету, вглядывается, нет ли где влияющих приборов, далеко ли я, а вдруг это я чем-то влияю...

Вопрос: То есть приходят со скептицизмом?

Ответ: Безусловно! Скептицизм он всегда был, есть и будет присутствовать у человека. Я даже встречала случаи, когда человек сам уже подвинул предмет, но доля сомнения остается, что это было не с ним, или что-то с ним не так произошло. Потому что нам всю жизнь, сколько я себя помню, объясняли, что этого не было и быть не должно. Поэтому скептицизма достаточно много. Если у человека возникают сомнения, а не делаю ли это я, ведущая, то я объясняю: безусловно, преподаватели создают определённую среду и условия, но всё равно это делает сам человек.

Вопрос: То есть пользуется созданными условиями?

Ответ: Конечно. И если всё-таки возникает такой протест, я отхожу в сторону подальше и говорю: «Ну, давай, вспоминай всю эту настройку, вспоминай, как ты это делаешь». Я помогаю человеку расслабиться, потому что напряжения очень сильно мешают. С помощью напряжения можно, в принципе, сдвинуть предмет, что-то «проломить» такое. Но, как правило, это можно сделать раз, два, а если больше, то потом будет болеть голова, и будет ощущение потери сил.

Вопрос: Получается из этих 2-х подходов: силовой и естественно мягкий, — Вы используете второй?

Ответ: Безусловно, да. В самом начале, конечно, были силовые способы.

Вопрос: Вы их использовали?

Ответ: Да, потому что нужно было вот эту догму — собственную и научную — сдвинуть. И это делалось реально силовым способом. А сейчас, если двигаем предметы малой массы в стеклянных колбах, то — никаких силовых способов. Люди считают, что если это стрелка компаса или предметы более тяжелые, то чем больше предмет, тем больше надо упираться. А это не так: иногда надо напрячься, но на самом деле напряжений не должно быть.

Вопрос: А какие последствия были, когда Вы или ученики у Вас в группе использовали силовой метод телекинеза?

Ответ: Ну, как правило первый показатель — это усталость. Не усиливается энергетичность, нет прилива радости, а, наоборот, какая-то тяжесть накатывает и усталость. И тут же эта усталость может провоцировать боль. Чаще это головная боль, но может и желудочно-кишечный тракт отреагировать, костная система, суставы. Особенно, если где-либо есть проблемы, то обязательно эти зоны напряжения тут же начинают откликаться.

Вопрос: А какой повод озвучивают обычно участники — почему они приходят на занятия, что их побуждает прийти?

Ответ: Я полагаю что неизвестность. Ведь всё, что неизвестно, это какое-то чудо, а люди ждут чуда. И когда это происходит, для них это действительно — чудо. Они не знают, что это такое, их влечет тайна, и они, в принципе, не могут чётко назвать, зачем им это надо.

Вопрос: А вот если брать эти 2-х дневные семинары, то получается между ними ночь. Эта ночь тоже как занятие идёт, и сон используется?

Ответ: Безусловно. Обязательно. Если идет занятие, то это — даже не 24, а все 36 часов в сутки. Поэтому ночь — это тоже занятие. Если речь о занятиях по телекинезу, то человек, уходя на ночь, оставляет с предметом связь, особую иноматериальную протяженность, и когда уходит в сновидение, то вспоминает про эту связь. Сохраняет отношение с предметом. В сновидениях тоже происходит обучение, более того, люди находят в сновидениях свои собственные подходы, или вспоминают, как они это делали в детстве.

Вопрос: Можно ли использовать сон для обучения телекинезу?

Ответ: Сон — это тот период времени, который нельзя не применить с пользой, будь то телекинез или нечто иное. В сновидении — та же реальная жизнь, там тоже всё это можно применять.

Вопрос: А Вы можете своё состояние как преподавателя описать?

Ответ: В моём состоянии преподавателя первое — это что человек должен уйти обученным. Это обязательная задача: человек должен выйти со своим раскрытым, проявленным навыком. А у меня... у меня восторг каждый раз, и на этом восторге я людей «заражаю» интересом к телекинезу. Это как любовь. Когда меня спрашивали физики, светила науки, чем я двигаю предметы, я говорила, что не знаю, чем я это делаю. В этот момент у меня это — как любовь, мне ничто не мешает, и мне никто не угрожает, нет никакого хаоса, такое состояние, как учёные говорят, «золотого сечения».

Вопрос: А что это за состояние?

Ответ: А это пусть учёные объяснят, что для них «золотое сечение». Для меня же это состояние, — миг, где рождается любовь.

Вопрос: А бывают такие участники, которые приходят и, настраиваясь на предмет, говорят, что ничего не откликается?

Ответ: Да, конечно, встречаются такие. Более того, говорят: «У меня ничего не получается» или «У меня ничего и не получится, я ничего не чувствую». Я потихонечку, аккуратно человеку говорю: «Ты же живой, ты же тепло чувствуешь, если ты касаешься какого-то горячего предмета?» — «Да, чувствую.» — «А холод ты чувствуешь?» — «Да, чувствую». — «Ну, значит, и здесь ты чувствуешь». Но тактильно человеку почувствовать проще, чем почувствовать чем-то другим. А предмет как раз и надо почувствовать чем-то другим.

Вопрос: Такое колоссальное терпение надо при этом иметь со стороны ведущего, чтобы несмотря на весь скептицизм, осознанно вести занятия...

Ответ: Я повторю, у меня какой-то восторг от этого всего, поэтому у меня на каждого человека хватает терпения. И терпения хватает, и интереса. И для меня чрезвычайно важно увидеть, чтобы у человека этот интерес появился, «заразить» его этим интересом. Это реально заразно в хорошем смысле этого слова, это вкусная такая зараза.

Интервьюировала Анна Романова, слушатель ИБП.
Продолжение следует.
Интервью с биосенсорным психологом Татьяной Семенко: «Телекинез объединяет человеческие души»
Часть 2

Вопрос: Татьяна, какой самый тяжелый предмет Вам удалось сдвинуть бесконтактно? Как это происходило?


Ответ: Если говорить о повторяемом эффекте телекинеза, то это стрелка компаса. А если говорить о спонтанных эффектах, то были и ваза, и ложка, и коврик, на котором я сидела и воспринимала себя, как в сказке на ковре-самолёте. Сложно сказать, кто кого сдвинул — то ли коврик меня, то ли я — коврик, то ли мы вместе друг друга — не могу это объяснить себе. Так же как не могу себе объяснить, как в чашке ложка отклонилась и завалилась на другую сторону. И это видел другой человек. Были и другие спонтанные реакции телекинеза, например, включался телевизор, когда я пульт не нажимала.


Вопрос: Он включался по Вашей команде?


Ответ: Да. Чайник электрический включался и выключался. Более того, он выключался в кухне, а я была в комнате. То, что со светом происходило — это отдельная тема, с электроникой — отдельная тема, с компьютерами... У меня и сейчас так происходит: если я в энергетически возбужденном состоянии подхожу — компьютер выходит из строя. В магазинах на кассе я говорю: «Я сейчас в сторону отойду, и всё заработает», так и происходит.


Вопрос: То есть бывают от этого неудобства?


Ответ: Бывают, да. Это кстати показатель моего состояния. Телекинез — как индикатор. Если я перевозбуждена, то я понимаю, что это некое опасное состояние для меня и для других людей тоже. Поэтому если я вижу, что так реагирует, например, техника, я привожу себя в порядок. И если я подхожу к предмету, а он не двигается, то я регулирую себя. Движение предмета — это ответная реакция на моё состояние.


Вопрос: А в таком возбуждённом состоянии предмет будет двигаться или нет?


Ответ: Раньше он в таком возбужденном состоянии двигался, а потом я поняла, что это возбужденное состояние не доставляет мне удовольствия. Мне больше доставляет удовольствие, когда я нахожусь в равновесном состоянии, когда и внутреннее, и внешнее пространства едины. Состояние синхронизированное, гармоничное, приятное. Когда я не разношу ни себя саму, ни вокруг ничего. Тогда я этим состоянием могу срегулировать ряд состояний, в том числе и других людей.


Вопрос: А Вы экспериментируете сейчас: подвигать предмет потяжелее, или это больше спонтанно происходит?


Ответ: Телекинез — это то, что всегда мне интересно, даже если я им конкретно не занимаюсь. Если я нахожусь среди предметов, то это уже рефлекс — смотреть на всё, не начнет ли что двигаться. Если я вижу некую «плавучесть», расклубление вокруг предмета, он становится каким-то расфокусированным, то я понимаю: это состояние рядом. И я стремлюсь двигать абсолютно всё.

Более того, я осознала, что если человек сдвинул предмет, то он может «сдвинуть» любую жизненную проблему. Мы же очень любим называть какую-то возникающую сложность или недоразумение проблемой. Мы часто, увлекаясь этим словом, создаем саму проблему, а потом пытаемся с этой проблемой разобраться. Так вот, человек который сдвинул предмет с помощью телекинеза, может сдвинуть и проблему.


Вопрос: То есть можно ставить свои какие-то личные задачи и приходить на занятие?


Ответ: Однозначно. Не то, что можно, — нужно. И повторяю, телекинез — это инструмент. Пластика движения — это инструмент. Культура дыхания — это инструмент, сила звукообразования — это инструмент, и телекинез — в том числе.


Вопрос: А какой-нибудь пример можете привести, когда человек пришёл с так называемой проблемой и с помощью телекинеза её разрешил?


Ответ: Я о себе расскажу. У моей дочери сын 3-х лет, который однажды проглотил 9 штук металлических шариков на соединительном металлическом шнуре, игрушка такая. Он попал в 5-ю городскую больницу, и врачи собирались делать резекцию кишечника. Я полагаю, что только телекинез тогда помог. Врачи сказали, что вероятность того, что достанут эти шарики без операции, очень мала, но они попытаются ещё раз, если не получится, то будет оперативное вмешательство. Я собрала тогда все свои способности, что я умела, и чего не умела, на что я была готова, и на что в тот момент не была готова... У меня было такое сосредоточение, такая концентрация внимания, что я дочери сказала: «Я сейчас не мама, я сейчас не бабушка, я сейчас даже не специалист. Я просто сделаю то, что я могу». И врачи эти шарики достали, ему не делали оперативное вмешательство. У меня дома лежит, как память о том событии, цветок из 9 металлических шариков, очень тяжелый. Это был опыт. Это был телекинез.

Другой пример, когда у меня на глазах у человека был сердечный приступ. Вызвали скорую помощь, доктор приехал, посмотрел, оказали первую помощь, сделали кардиограмму и сказали, что хорошо бы в больницу. Человек отказывается: «Мне стало легче, я не поеду». Мне в тот момент было сложно объяснить, чем я чувствую и что я чувствую, но я ему сказала: «Давай так, ты поедешь в больницу, и если там всё в порядке, ты вернёшься домой, но я чувствую, что тебе надо ехать». Его привезли в больницу, и выяснилось, что это был инфаркт. Это тоже телекинез.


Вопрос: В помощи ребёнку кровно-родственная связь сыграла тогда роль?


Ответ: Я не была тогда родственницей. В моменты, когда возникает такая критическая ситуация, все родственные отношения отступают в сторону. Я забываю тогда, кто я. Я циничной становлюсь, безжалостной. По-другому — никак. Доброта — она потом, а в тот момент я перестаю чувствовать себя мамой или близким человеком. Передо мной просто человек, и задача, которую надо решить. Только так можно помочь.


Вопрос: Длительное время на базе Института с 2008 по 2016 годы под Вашим руководством существовала лаборатория по исследованию телекинеза. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.


Ответ: Итог исследований этой лаборатории — это итог и большой части моей жизни, проведённой здесь. Когда я прихожу в Институт, то каждый предмет здесь мне знаком до боли и радости. Я люблю здесь быть, это место, как дом, где мне комфортно, и где было много всяких переживаний. А группа по исследованию телекинеза была создана из людей, разных во всех отношениях. Это были мужчины и женщины, люди разных интересов и возраста, студенты и взрослые разного социального уровня. Нами двигал один единственный интерес к предмету изучения — телекинезу — и к себе. Что мы только ни делали в этой лаборатории!.. Обычно люди приходили по вечерам и полночи общались, передавали опыт, занимались и говорили друг другу правду, кому что мешает двигать предметы. Со стороны иногда виднее было. Очень много мы работали с жидкостями, например, воду подогревали.


Вопрос: На сколько?


Ответ: Насколько я помню, на 2-4 градуса поднимали температуру. В закрытой кювете стояла вода, закрыты были окна, закрыты были двери. Температура воздуха сохранялась примерно на 22 градусах. Подходил оператор, и через какое-то время взаимодействия с водой градусники реагировали. Там стояли градусники ртутные, спиртовые, электронные... Реагировали все, но по-разному. Иногда влияние шло на воду, а иногда именно на ртуть или на электронный прибор. На все среды. Но если я ставила перед собой задачу, что буду заниматься водой, я была сосредоточена на воде, я с нею общалась. Если я ставила задачу заниматься ртутью, то я с нею общалась. Если занималась с электроникой, то я с электроникой общалась. Это были абсолютно разные подходы, разные влияния и разные отклики.


Вопрос: Какие исследования в лаборатории телекинеза вам ещё запомнились?


Ответ: Помню, мы через Скайп двигали предмет в Бостоне. Был вечер, люди пришли после работы. Кто-то уставший, нужно было достаточно быстро себя привести в готовность — это сосредоточение, сборка, определённое состояние, в котором предмет реагирует. Потом надо было состояние передать на другой предмет. Мы подходили к монитору по несколько человек, один человек рядом сонастраивался, активизировал себя, а другой человек непосредственно влиял на предмет. В Бостоне было закрытое помещение, стояли 3 камеры. Стоял такой же бумажный подвес в стеклянной колбе, и камеры фиксировали движение.

Для нас такой способ телекинеза был не привычным: нужно было переубедить себя в том, что ни компьютер, ни расстояние не мешают. Мы через эту сложность проходили.

Еще один интересный эксперимент был в ЛИИТМО. Тогда бумажный отвес расположили в вакууме. Там было очень сложно. Я действовала силовым способом, мы пытались пройти через научные догмы, через собственные предубеждения. Наше влияние было очень сильное, но отклик был незначительный, но был однозначно. Тогда нужно было прыгнуть выше собственной головы. И это действительно был силовой способ телекинеза, и мы достаточно сильно устали. Но я поняла, что телекинез можно осуществить всегда и везде. Что-то извне может ограничивать человека, но его возможности не ограничены.


Вопрос: Ещё я знаю, что Вы участвовали в различных программах телевизионных, где прямо в прямом эфире телекинез осуществлялся перед камерами. Расскажите, пожалуйста, об этом, и в чем отличие от того, чтобы заниматься телекинезом в Институте, дома или в прямом эфире на камеру.


Ответ: В тот момент был такой период, когда телевизионщики буквально не выходили из Института. Поэтому прямой эфир был очень часто. Конечно, камеры отвлекали, мешали сосредоточиться на предмете. Но это тоже был опыт. Камера — значит, камера, люди — значит, люди, но есть задача — и ее выполняем. Это тоже было экспериментом: влияние таких предметов, как камера, на оператора телекинеза. Будет у него получаться в прямом эфире или нет. Опять же вначале нужно было обучить журналистов, которые приходят.


Вопрос: Тоже в прямом эфире?


Ответ: Обязательно. Обучали всех. Вначале люди должны были сами это потрогать, пощупать и увидеть, а потом уже снимать. Я была в Академии наук в Москве, где тоже обучала телекинезу академиков, профессоров. Некоторые говорили: «Нет, этого нет, это миф, это фокус какой-то!» Другие оставались и обучались.

Вопрос: Большое количество скептиков в зале могут помешать осуществлять телекинез?

Ответ: Конечно. Часть людей в это верит, пусть и с трудом, но хотя бы не пытаются мешать. А есть те, которые целенаправленно говорят, что этого нет. И они как раз влияют и мешают. Так было в Академии наук. Небольшое помещение, где стояли стулья, стол, и я сидела перед ними. Пришло человек 50. Я была с коллегой — она читала лекцию, а я показывала телекинез. Потом предлагали каждому обучиться. Многие говорили: «Нет, этого нет». Более того, даже когда они молчали, я чувствовала преграду. Я руками отстраивалась от их влияния.


Вопрос: Ещё вопрос по поводу самостоятельного обучения. Можно ли телекинезу научиться дома, и если да, то какие могут быть рекомендации?


Ответ: Я полагаю, что есть много людей, которые самостоятельно пытались и пытаются это делать. Возможно ли вообще самостоятельно научиться телекинезу? Наверное, да, но я не сама начинала. Мне это было предложено в стенах Института. Даже не предложено — задача была поставлена.

Но если уже появился этот навык, то я рекомендую его развивать обязательно. Занимайтесь, тренируйтесь. Гимнастка тренируется, певица тренируется, музыкант — тоже, и здесь тоже должна быть тренировка. Развивать свои особенности, раскрывать свой ресурс, доставать его из глубин психики — это тренировка и труд. Повторяйте, продолжайте. Получилось с подвесом в колбе — берите чашку, берите компас, ищите, с каким предметом вам интересно заниматься.


Вопрос: А какие отличия могут быть, когда человек занимается с ведущим, и когда самостоятельно?


Ответ: Когда человек занимается сам, у него могут быть какие-то необъяснимые состояния, которые его испугают. Это может его отбросить от занятий. А когда человек занимается под наблюдением специалиста, он знает, куда можно обратиться и поговорить, если произошло нечто удивительное, пугающее или очень интересное. Это очень важно. Занятия с ведущими — это и техника безопасности, которую они ему прививают, а именно — адекватность. После измененных состояний сознания, в которых человек подвигал предмет, он может выйти на улицу и перепутать, к примеру, зеленый и красный цвета светофора. Или его состояние может напугать близких. Адекватность это предотвращает. Адекватность — это глубокая внутренняя самодисциплина, внутренний порядок. И телекинез начинается с порядка в собственной жизни: личных предметов, жилища, рабочего места, порядка в том, как он выглядит, что он ест, какую одежду на себя одевает... Это тщательность и скрупулёзность в повседневной жизни. Без неё — никак, и этому учат в Институте.


Вопрос: Навскидку можно посмотреть на человека и сказать, у кого телекинез будет получаться с трудом?


Ответ: Конечно. Люди приходят, и я их сразу чувствую. Как только люди заходят в аудиторию, видно: кто готов, кто открыт, кто критичен, кто в состоянии скептицизма находится, кто пришёл посмотреть на меня, мол, что ты тут можешь, докажи, покажи... Моя задача — не демонстрировать телекинез, моя задача — создать условия, чтобы человек смог его сделать. Если человек пришел обучиться — пожалуйста, если нет — милости простим отсюда. Доказывать, что кто-то глуп, а кто-то умён — это не задача конкретного обучения.


Вопрос: Можете еще рассказать, какие практические результаты даёт владение телекинезом?


Ответ: Здоровье. Физическое и психическое. Например, человек очень много тратит сил для того, чтобы снять стресс. Человек говорит: «Я не стрессоустойчивый, хочу быть стрессоустойчивым». То есть он хочет не так сильно волноваться — телекинез помогает. Есть бизнесмены, предприниматели, у которых бизнес стал активнее развиваться после занятий телекинезом. Были люди, которые волновались поступить в институт, сдавать экзамены. Телекинез помогал: не волновались, сдавали экзамены и поступали. Я повторяю, телекинез — это инструмент, и важно, куда его направить: в здоровые отношения, в бизнес, в учёбу, даже в зачатие, деторождение, подготовку к родам...

Предмет телекинеза выявляет в человеке стороны слабые и сильные, открытые и закрытые, и когда человек начинает через предмет всматриваться в себя и говорить себе правду, ту, которую иначе и не сказать, тогда и происходит применение телекинеза — куда человек это направит. Если он считает, что ему нужно в семье что-то привести в порядок, значит он туда это направляет. Если человеку нужно на работе вступить в договорённость с человеком, с которым был конфликт, он находит возможность к нему подойти — телекинез направляется туда. Если у человека болело что-то, и он ходил к врачу, а потом попробовал, допустим, снять с себя головную боль с помощью саморегуляции. И это тоже сработало благодаря телекинезу.


Вопрос: Если человек, как Вы сказали, ощутил это «зарождение любви» при взаимодействии с предметом телекинеза, может он потом на себя опрокидывать это состояние?


Ответ: Это так и есть. Для меня ключевыми являются слова Владимира Викторовича Тонкова, которые я процитирую не дословно: «Чем больше людей соприкоснётся с этим состоянием, тем потребность в мире в оружии будет значительно меньше». Понимаете, насколько это глобально, насколько это говорит о жизненной необходимости таких практик. И когда человек почувствовал это единение с предметом телекинеза, он однозначно не сможет вести себя так, как вел вчера, например, агрессивно по отношению к ребенку.


Вопрос: Даже те, кто использует силовой способ телекинеза?


Ответ: Я говорю о наших биосенсорных подходах. Мы основываемся на том, что не разрушаем ни внутреннее, ни внешнее пространство. Это бережное, поступательное, последовательное взаимодействие. Поэтому я говорю людям: после того, как вы соприкоснётесь с телекинезом, вы не сможете реагировать так же на ту ситуацию, которая вызывала у вас агрессию. У вас появится самоуважение, здоровый цинизм, например, человек не сможет промолчать на какую-то пакость или хамство. Растёт чувство собственного достоинства.


Вопрос: Ещё я поняла, что телекинез — это предельная честность с собой?


Ответ: Однозначно. Здесь нет ни спектаклей, ни масок. Маски сползают, и в моменты, когда наступает встреча с собственной совестью, с беспредельной честностью, когда человек открывается, — в этот миг люди рыдают. Я полагаю, что в этот момент человек думает: «Как же я раньше этого не чувствовал, как же я до этого момента жил?!.. И как бы я жил без этого?!..» А если эта честность произошла, то человеку уже врать в жизни сложно. Допустим, меня о чем-то спросят, и я не хочу на этот вопрос отвечать, я скажу: «Я не хочу сейчас на этот вопрос отвечать, я не готова» или «Вопрос не уместен», но врать — это себе делать хуже.


Вопрос: Помимо того, что Вы стали исследовать эту тему и обучать людей телекинезу, какие результаты в «обычном мире» были и есть у Вас, которые пришли именно с этим навыком, как его следствие?


Ответ: Работоспособность увеличивается. Мне достаточно много лет, но у меня столько идей, столько желаний, столько стремлений, столько одержимости делать и делать, передавать, обучать, поэтому я с удовольствием езжу с обучающими курсами по странам. Я с удовольствием общаюсь с людьми разного уровня, разной подготовки, разных культур, разных национальностей. Да и кроме телекинеза еще много чего интересного есть для изучения: телепортация, левитация и пирокинез...


Вопрос: В каких странах Вы бываете как преподаватель?


Ответ: Почти 6 лет я веду занятия в Эстонии. Еще Израиль, Норвегия, Германия, регионы России. Предполагается Италия и Финляндия, но я пока ещё там не была.


Вопрос: На каком языке Вы общаетесь?


Ответ: Я работаю с переводчиком. Это человек, который передаёт моё состояние, потому что очень важно донести до слушателей, как у нас это получается. Люди из Израиля, люди из России, люди из Норвегии — телекинез всех объединяет. Телекинез объединяет души человеческие. И не важно, на каком языке они говорят — человеческое присуще всем людям, а телекинез это выявляет.


Интервьюер: Спасибо большое за интервью!

Здоровые отношения. Мнение биосенсорного психолога
В течение 20 лет моей биосенсорной практики я наблюдаю за отношениями между людьми: у себя, у близких, у знакомых и клиентов. Через несколько лет после начала занятий у Владимира Викторовича Тонкова пришла к выводу: здоровье человека напрямую зависит от здоровых отношений с другом, с мужем/женой, с ребёнком, с коллегами, родителями, ситуациями, событием, временем.

Причиной не здоровых отношений являются связи. Причем, не любые связи, а определенного качества: устарелые, залипшие, жесткие. Связи — это протяженные иноматериальные образования, которые появляются, когда человек только посмотрел, обратил внимание на другого. Это целые пучки нитеподобных, разноплотностных «соединений», которые выходят от одного человека и крепятся у другого. И крепятся в зависимости от того, что людей объединяет: любовь — они прикрепляются примерно в области грудной клетки или в проекции сердца; если объединяет секс — крепятся в середине живота и области половых органов; если деловые отношения — то прикрепляются в середине лба, к костям черепа, к коре головного мозга. Цвет этих связей, плотность, структура, направленность, актуальность — у каждого своя, и часто не повторяется. Постоянно в процессе взаимоотношений создаются всё новые и новые связи. Их нужно периодически чистить, освежать, пересматривать, но — не обрывать.

Без связей человек жить не может. Но есть связи актуальные, а есть — уже нет. Например, приходит человек на консультацию по здоровью. В разговоре с ним я обнаруживаю, что он помнит, сколько в 1961 году стоил 1 кг ливерной колбасы или бутылка водки. Зачем ему это помнить?.. Это неактуальные связи с теми давними событиями. Сознание засоряется и «кристаллизуется» этими связями. А это приводит к болезням, а именно, подобные связи формируют отложения солей в суставах.

Есть связи актуальные, но тоже мешающие. Например, связи с продуктами питания. На днях наблюдала за пассажирами в самолете: кто — в дремоте, кто — в общении с собой, с компьютером или книгой. И тут появился запах... запах еды! Знакомый и волнующий. И тут же огромное разноцветье плотных и вязких, толстых и худых связей потянулись к тележке стюарда. Даже после того, как пассажиры получили долгожданные макароны с курицей, эти связи — потоки неугомонные и голодные продолжали держаться в пространстве самолёта и за его пределами. Доставило ли это пассажирам здоровье? Однозначно, нет: в 3 часа ночи, когда система пищеварения отдыхает от «гастрономической отравы», люди заставили её трудиться.

Чтобы отношения были здоровыми, занимайтесь связями. У вас это получится, если вы увеличите энергетичность и перестанете жадничать — жадность и приводит к вышеописанным проблемам со связями и здоровьем.
Click to order
Total: 
Имя и Фамилия
Ваша почта
Контактный телефон
Комментарий